Войти | Зарегистрироваться

Все записи с меткой:

стихи


Анита Цой выпустила свой первый сборник стихов.

О том, что Анита Цой пишет стихи, знают немногие. Долгое время Анита не рассказывала об этом даже своей семье. Она не спешила ни с кем делиться, вовсе не из-за боязни критики. Наоборот, стихи были постоянным в ее жизни. Она не придавала этому большого значения. Кто-то ведет дневник, ежедневно записывая в него свои самые сокровенные мысли и переживания, а Анита складывала рифмы в строки. Она выплескивала свои чувства на все, что попадалось ей под руку: в тетрадь, на рулон туалетной бумаги и случайные листки. Правильно говорят, что всему свое время. Первые произведения звезда написала, когда ей было 10 лет, и только сейчас Анита решила издать свой первый томик стихов «Весна».
Певица не сидит часами и не подбирает рифму. Будучи увлеченным и творческим человеком вдохновенье накрывает ее волной, и она вспыхивает как спичка. Тогда слова сами бегут по бумаге. Ее произведения это настроенческие зарисовки, тонкая и почти интимная любовная лирика, самоироничные и стебные стихи в которых она не боится высмеивать себя и свои недостатки, а также произведения о безграничной любви к людям и земле, на которой она живет. Стихотворения легко читаются и въедаются в мозг как заноза. В их строках кроется высокий слог и глубокий смысл. Они наделены ритмом и навеяны случайно услышанной музыкой от произведений Чайковского, Баха и до фольклора.
Впервые прочитать свои стихи публике Анита решилась почти год назад, на своем выступлении в клубе «Альма-Матер». После чего ей пришлось повторить эту экспериментальную программу на бис трижды. Настолько интересной оказалась для зрителей эта необычная форма концертов певицы. Публика всем сердцем восприняла и полюбила новые откровения Аниты Цой. Поклонники вмиг запоминали строки своих любимых произведений, перепечатывали их в социальных сетях, чтобы на следующем концерте читать их в унисон с артисткой.
17 мая в узком кругу друзей и близких, на, уже четвертом, концерте Аниты в клубе «Альма-Матер» певица представила новую программу «Береги мня» и презентовала свой первый томик стихов «Весна». Об этом радостном событии Анита рассказала своим поклонникам:
«Друзья, спасибо всем, кто полюбил мои стихи. Благодаря Вам я решилась на издание первого в своей жизни Весеннего Томика Стихов. Пришло время открыть Вам еще больше личных секретов!»
Приобрести сборник стихов можно будет только на концертах певицы.

Он идёт домой

Он идёт домой.
Дома ждёт покой.
Дома ждёт жена.
Холодна она.
Нет, она не труп –
Она сварит суп.
Дома дети ждут.
Дом – спокойный пруд.
Вроде всё в нём есть –
Ценностей не счесть,
Только нет любви,
Сколько не зови.
Её в сердце нет
Уже много лет.

Жил своим трудом.
Всем наполнен дом,
Только счастье где?
В миске на плите?
Вроде есть жена.
В сорок лет она
Хороша собой
И мила порой
И в делах помочь,
Если что не прочь,
Даже не ворчит,
Только мрачен вид.
Родила детей –
Странных двух людей.
Вроде бы свои.
Безразлично чьи.

Жизнь тиха, как пруд?
Нет, болото тут.
Просто нет любви.
Словно яд в крови,
Тина на душе.
Кажется уже:
Смерть пришла б скорей
Или сам бы к ней.

Ну а может быть,
Перестать бы ныть,
Да позвать любовь
И ожил бы вновь.

Загляни в себя!

Не ищи путей далёких к Богу!
Загляни в себя!
Ты, в душе своей найдёшь свою дорогу.
Путь твой – часть тебя.

Во вселенной нет дорог короче,
Но и нет трудней.
Каждый, кто пройти её захочет,
Одинок на ней.

Не помогут каменные храмы,
Ни звезда, ни крест,
Ни попы, ни раввины, ни ламы
Сей осилить квест.

У дороги той нет расстояний.
Тебе хватит сил
Путь пройти к вершине Божьих знаний:
Ты не уходил.

Долог путь, иллюзия – дорога,
Разделенье – сон.
Каждая душа – частица Бога.
Все мы – это он.

Промазал Амур

Я встретил её.
Бьётся пульс учащённо
В моих, блин, трусах.
Да, это моё:
Нежно, женственно, стройно,
Всего в трёх шагах.
Ах, сердце поёт
О тех резко и больно
Разбитых мечтах.

Промазал Амур.
Лишь одно только сердце
Стрелой поразил.
Малыш – самодур.
Он мечте открыл дверцу
О сексе (дебил)
О наших фигур
Эротическом дельце,
Слиянии сил.

Да ну, его прочь — Из души вожделенье
На мусорку чувств.
Один эту ночь,
Подавляя волненье
Гормоновых буйств,
Как йоги точь в точь,
Проведу в устремленьи…
Залечь с ней под куст?

Ушла любовь

Она идёт домой как на работу
И каждый раз со страхом ждёт субботу,
Хоть нет тому, казалось бы причин…
Хороший муж – спиртного он не пьёт,
Её целует, только в дом придёт.
Гораздо лучше множества мужчин.
И доченька помощница растёт,
Домашнее хозяйство всё ведёт.
Худющая как фитилёк свечи.
Сынок отличник, маленький совсем
Старушкам очень нравится он всем.
Шумит, пока не скажут:
— «Замолчи!»

Она идёт домой как на работу
И каждый раз со страхом ждёт субботу.
С семьёй боится время проводить.
Ей с ними одиноко и тоскливо.
Она с родными рядом не счастлива.
Не хочет с ними даже говорить.
Но каждый раз домой она приходит
И кажется что всё нормально вроде,
А ей охота от тоски завыть.
И не жена – работает женою,
Не мать, а заменяет лишь порою,
Хоть, кажется, не может не любить.

Она идёт домой как на работу
И каждый раз со страхом ждёт субботу.
Душа совсем замёрзла без любви.
Куда любовь ушла она не знает,
Как это может быть, не понимает.
Грызёт тоска, как будто яд в крови.
Но разве же любовь сама уходит
И где-то просто так без дела ходит?
Любовь вернётся. Просто позови!

Небо матом кроют

Люди матом небо кроют,
Языком во рту вертя.
Делать этого не стоит,
Даже молча и шутя.

Разве небо виновато:
В лени, в глупости людской,
В том, что людям вечно надо
Разных штучек целый рой?

Разве люди кредиторы –
Небо по Плутон в долгу?
Нет! Тогда за что укоры
И проклятья, как врагу?

Лара

Как девушку её я не любил.
Я Ларочку хотел не так, чтоб очень сильно.
Ей дорогих подарков не дарил.
Шампанским сладким не поил её обильно.

За ней я не ухаживал почти.
Под руку не водил её по ресторанам.
На танцы с Ларой не желал идти.
По существу, расстаться было бы пора нам.

Она была мне вовсе ни к чему
И я ей был совсем, ну, вроде бы, не нужен
И очень удивлялся я тому,
Что вместе часто так бродили мы по лужам.

Гуляли и болтали ни о чём.
Мы с нею были странной и нелепой парой.
Смеялись люди, видя нас вдвоём.
Совсем не обижались на людей мы с Ларой.

Мадмуазель – качёк. Я рядом с ней
Совсем уже казался маленьким и тощим.
Она была физически сильней –
Берёза крепкая из белорусской рощи.

И я её совсем не ревновал.
Я ж не собака, что бы охранять чужое.
В её дела нос длинный не совал.
Мы были рядом, но вот не было нас двое.

И вот, однажды, к ней любовь пришла,
Как летом снег на голову свалилась
И Лара меня тут же позвала,
Чтоб рассказать: как сильно и в кого влюбилась.

Я к ней пришел. Она открыла дверь,
А рядом с ней другая девушка стояла.
Прекрасна, хоть глазам своим не верь.
Точь в точь фотомодель из модного журнала.

Вау! Это было ка вэ эн смешней.
Едва сквозь рот не выскочило сердце.
О, да, мне сразу стало веселей.
Чуть не упал через распахнутую дверцу.

Не мужика мне Лара предпочла.
Она искала не сильней и не богаче.
Подружку у кого-то увела.
Ну, значит, не могло и быть иначе.

Мысли шустрые летают

Мысли шустрые витают
Словно пчёлы в ноосфере
Над сознанием цветущим,
Пранокрыльями махают,
То, что беспробудно верит
На зло фактусам живущим,
За семь метров облетают.
И мозг каждый в разной мере,
Залетая, опыляют.

Покопо`шится в сознаньи
Мысль немного и в другое
Направляется мышленье,
Размножается звучаньем
И сознание живое
Орошает озареньем,
Обрастает в нас сияньем,
Дух и тело беспокоит
То рыданием, то пеньем.

Наших мыслей не бывает.
Мысли сами же свои же.
Голова их не присвоит.
В ноосфере мысль летает,
Выбирает себе крыши
И под ними гнёзда строит.

Но сознанье не рабыня
Шустрых мыслей, а обитель
И оно их или примет
Как родимых иль отринет,
А бывает мысль – вредитель
Рядом с мыслями родными

Обитая, крышу сверлит,
Разум, делая дырявым,
Дух и тело разоряет.
Мудрый мыслей не приемлет
Вредоносную ораву,
Их в сознанье не пускает.

Он их сам же сортирует,
Оставляя лишь умнейших.
Остальные улетают.
Мудрый мысли не балует.
Пусть в мозгу их будет меньше,
Но сознанье опыляют,

Чтоб симпотными плодами
Во всех сферах наполнялась
Жизнь в процессе бесконечном
И прекрасными садами
По вселенной разрасталась,
Шевелилась в танце вечном.

Невоплощенец

Дикий ты невоплощенец,
Что забыл в своей нирване?
Ты духовный отщепенец,
Ждут друзья все на «поляне».

Прожил жизней ты не мало
И умирал и снова жил.
Что с тобой, друг милый стало?
Ты почему уйти решил?

Закосил от воплощенья
И словно робкий дезертир,
Убежал от освещенья
В тишь, в непроявленности мир.

Ну же, выходи из дома
И поиграй ещё в судьбу!
«Улица» тебе знакома.
Что?.. Почему опять не бу.?

Псевдоисследователю

Не лезь с линейкой людям в души
И убери от них весы!
Подход научный здесь не нужен.
Ни мегабайты, ни часы

Любовь и совесть не измерят.
В амперах дружбу не сочтёшь.
Насколько сильно души верят,
Ты, в цифры не переведёшь.

Гормоны чувства не заменят.
Мы не природные станки.
Твоих усилий не оценят.
Они от жизни далеки.

Не лазь по душам с микроскопом,
Микрочастицы не ищи!
В котёл сознания всё скопом
Не сыпь, как овощи во щи!

В микронах, градусах и граммах,
Ты, сущности не измеряй!
Ни в электронах, ни в стаканах.
Душою души изучай!

Разукрашка

Разукрашу симпатичными стихами
Этот мир безумный, но родной.
Проросту сквозь время тёплых рифм садами.
Одарю весь добрый люд честной
Мелодичными красивыми плодами
Светлых чувств и мысли озорной.
Обогрею уши милыми словами.
Станет Интернет богаче мной.

Чувства добрые я по сети отправлю
Каждой стихчитающей душе.
Снова дружбу, верность и любовь прославлю,
Хоть и прославляли их уже.
Скромный свой талант на пьедестал поставлю.
Пусть стоит там, в полном неглиже.

Очень умные раздам я людям мысли.
Мне не жалко (это не мои)
Все раздам, свежи покуда, не прокисли
И направлю разум за буи.

За астрал – в ментальные поля,
Здесь духовный голод утоля.

А, отдохнув, сюда потом вернусь.

Маленький пруд

Страшнее бури и землетрясения,
Ужасней пожара и наводнения
Была Любе внешность природой дана:
Тощее тело, лицо конопатое,
Ноги кривые, рук пальцы лохматые,
Однако же не унывала она.

Просто девчонка — трудяга фабричная.
Жизнь от аванса к получке обычная.
Звучит в ушах эхо великой войны.
Бомба когда-то семью уничтожила
И до победы с трудом Люба дожила.
О детстве кошмарном ужасные сны.

Тусклая, нищая жизнь одинокая,
Серая, скучная, к Любе жестокая
И сильный в стране женихов дефицит.
Даже бухгалтерша Света – красавица
Очень старается, чтобы понравиться.
Рысцой каждый вечер на танцы бежит.

Но не теряет надежды Любавушка.
Есть за общагой фабричной дубравушка.
За этой дубравушкой маленький пруд.
Там рыбаки иногда собираются,
Те, кто рыбалкой всерьёз занимаются.
Здесь тихий, спокойный, почти трезвый люд.

Так вот, увлекалась Любава рыбалкой
И удочкой маленькой, хлипкой и жалкой
Девчонка ловила себе на уху.
В любую погоду по воскресением.
Рыба была для бюджета спасением,
Конечно, когда в котелке на верху.

Был один день: что-то рыба не ловится,
Словно в пруду она вовсе не водится.
У берега просто совсем не клюёт.
Рыбак молодой ей корзину приносит
С не мелкой рыбёшкой и девушку просит: — - «Сегодня не твой, Люба, день, так что вот:

Я с лодки немного ещё порыбачу
И если позволишь, тебя озадачу.
Прошу: навари нам ухи на двоих!
А юношу этого звали Володей.
В нём нет ничего необычного вроде.
Он среднего роста, спокоен и тих.

Крепкие руки и плечи широкие,
Старые шрамы на теле глубокие.
Простецкий парнишка совсем молодой.
Девушкам местным Володя не нравился.
И не красив и ничем не прославился.
Считали, что он не в ладах с головой.

Вот Люба Володю ухой накормила,
Потом одиночество их подружило.
В общагу Володя потом зачастил.
Нет! Не было чистого, сильного чувства,
Могучих страстей гормонального буйства.
Так просто Володя к Любаве ходил.

Пол века прошло. Всё в трудах да заботах.
Володя с Любавой при малых доходах,
Но тихо и дружно прожили вдвоем.
Детей восемь душ и четырнадцать внуков,
Свой собственный дом, грядки редьки и лука…
И рыбачить ещё ходят на водоём.

И часто в глаза они смотрят друг другу,
На лодке плывя по обычному кругу.
Глаза излучают такую любовь,
Что кажется, будто вчера поженились,
Былые мученья им словно приснились,
А месяц медовый взошел в душах вновь.

Гордыня

Жизнь есть абсолютная, вечная ценность,
Которую, нет с чем сравнить.
Захочешь в деньгах оценить,
Получится чек на одну бесконечность.

Но жизни дороже гордыня бывает.
Её невозможно купить,
Но вечно придется платить
Любому, пока ею он обладает.

Отдыхай

Отдыхай, отдыхай, отдыхай,
Успокойся, тихо, мирно засыпай!
Прочь сомнения, тревоги тоже прочь.
Окуни своё сознание в эту ночь!
Только радость, только счастье и покой
Остаются в этой комнате с тобой.

Ты, слышишь, наступает тишина.
Ты, слышишь, как в ночи звенит она.
Ты, видишь этот яркий белый свет.
Тебе светить он будет много лет.
Ты, чувствуешь нежнейший аромат,
Который излучает райский сад.

Вот радость ручьями вливается в сердце,
Как ветер весны сквозь открытую дверцу.
Вот счастие, в душу стучится оно.
Ему отвори, ты, пошире окно!
И наступает безбрежный покой,
Всё заполняя сознание собой.

Идём со мною в милый, дивный край,
В мир ярких снов, в мой самодельный рай!
Забудь про всё сейчас, иди со мной!
Тебя знакомство ждёт с самим собой.

Грустное небо

Грустное небо.
Линяет лиственный лес.
Вот и осень пришла.
День словно не был –
Мелькнул и исчез
С дождём у села.
Ветер нелепо
Тучи гонял как балбес.
Вот такие дела.

Типа вальс

На дискотеке пара молодая
(Он и она в кроссовках и джинсе)
Кружатся уже час, не прерывая
Движения, как белки в колесе.

Ди-джей поставил старую пластинку.
— «Пусть вальс, хоть раз, станцует молодёжь!»
У парня это вызвало смешинку,
А девушка почувствовала дрожь.

То был не страх. То было предвкушенье
Прикосновенья его сильных рук.
Вальс танцевать с любимым – наслажденье,
Блаженство, так похожее на глюк.

Они знакомы были трое суток,
А он её ещё не обнимал.
Он был с ней добр, внимателен и чуток,
Но, вот, почти совсем, не приставал.

И парень закружил девчонку в танце
Прекрасном, словно фильмы про любовь.
Пылали щёки юные в румянце,
Как спирт горела в её жилах кровь.

Рука его по талии всё ниже
Сползала в направленье ягодиц.
Он ей казался и родней и ближе.
Из доброй сказки благородный принц.

Окончилось прекрасное движенье,
Ди-джей врубил какой-то новый рэп
И сон исчез, исчезло наважденье.
Глюк был великолепен, но нелеп.

Пропали деньги с заднего кармана
И с шеи золотой кулон уплыл.
Глубокая в душе осталась рана.
Принц оказался сволочь и дебил.

Субботний вечер

Разве это не высшее счастье:
На диване лежать
И расслабив уставшее тело,
Сняв ботинки, одежду и страсти,
Одному отдыхать,
Беззаботно, спокойно, умело
В подсознанье нырять?

Разве может быть выше блаженство:
После славных трудов
Шестидневной рабочей недели
Внутрь себя возвратится, как в детство,
Сняв чумазый покров,
Уложив организм на постели,
Погрузиться в мир снов?

Храм сознания

Давайте строить храмы в ноосфере,
Из добрых слов в сознании людей,
А стены устанавливать на вере
И чтобы в храмах не было теней,
Из света разума в них делать купола!

Наполним мы любовью храмы эти
Чистейшей, настоящей и живой.
За этот мир, поэты, мы в ответе.
Мы отвечаем за него душой.
Нам муза наша власть огромную дала.

Мы наполняем мир не просто звуком.
Мы образы в сознании творим.
И радостям и самым страшным мукам
Стихами воплощаться в жизнь велим.
Ведь рифмы наши превращаются в дела.

Мой вечный друг

Ты, вновь рождён, мой вечный друг,
Из лона матери в мир тела.
Чтоб жить средь радостей и мук.
Душа материю надела.

Опять беспомощен и мал.
Учится жизни надо снова.
Кем был, ты? В памяти провал.
Сознанье помнить не готово.

Зачем, ты, здесь? Чтобы любить
И чтоб другими быть любимым,
Чтоб сыном, братом, другом быть.
Чтоб нужным быть, необходимым.

Ты, миссию себе избрал
И в новом теле воплотился.
Когда-то жил и умирал
И вновь среди людей родился,

Чтоб радость миру принести,
Чтобы творить и развиваться,
Путь жизни до конца пройти,
Трудиться, думать, изменяться.

Ты, слаб и мал. Твой разум чист,
Но в хрупком теле сила скрыта.
Судьба – не роль, ты – не артист,
Ты, существо иного вида.

Своей, ты, жизни сценарист
И режиссер и исполнитель.
Жизнь пред тобой, как белый лист.
Лишь Бог тебе руководитель.

Не спешите, бабушка!

Не спешите, бабушка, на тот свет!
Подождёт родную вас милый дед.
Рановато вам ещё умирать.
Есть ещё в вас силушка в жизнь играть.
Будет за сыночками кто следить,
Молодых невестушек жить учить,
Бегать за внучатами по дворам
С ложкой каши гречневой? Полно вам.
Зря, вы, так торопитесь на тот свет.
Ничего хорошего в спешке нет.
Терпеливы ангелы, подождут.
Много интересного ещё тут.
Ох, не надо, бабушка выбирать –
Место под могилку то покупать.
Вам бы ещё, милая, жить да жить,
С верными подругами да дружить
И с пенсионерами танцевать.
Есть ещё здоровьишко погулять.
Хоть волокардином вся жизнь полна,
Вам ещё возможность пожить дана.
Смысла нет заказывать гроб пока.
Вместо вас в могилу уйдёт тоска.
Много в жизни сделано нужных дел,
Но и это, бабушка, не предел.
Рановато вам себя хоронить.
Вам ещё, родимая, жить да жить.

Рассуждалка

Завтра медленно с востока наступает,
Не спеша, плывёт на запад ночь
И сегодня оседает во вчера,
А тревога, словно туча пролетает.
Ветр надежды гонит её прочь.
Бесконечно бесполезная игра.

Хочется, чтоб поскорей утрело.
Разум в завтра, не созрев, спешит,
Истязает – напрягает тело,
Образы тасует и крошит.

Переваривает мысли беспокойно.
Хватит! Закипели! Всё уже! Довольно!

Этот разум – это кислый плод зелёный,
Что наземь торопится упасть
И познанья древом прорости,
Слепо в незнакомку – логику влюблённый
И свою не сознающий страсть,
Вечно организм старается пасти.

Мудрый разум действует иначе,
Выбирает понадёжней путь:
Ставит телу и себе задачи
И даёт обоим отдохнуть.

Будь разумней, милый разум и мудрее
И к себе и к организму будь добрее!

Когда надо мир утреет и дневеет.
Безпонтово время торопить.
В мраке мысли недозревшие кислят.
Солнца факту дай! Пускай созреет.
Нечего зелёный теребить.
Дико он уже изношен и помят.

Обращайся с фактом аккуратно:
Выслушай, потрогай, осмотри,
Обработай, положи обратно!
Отдохнуть дай мозгу до зари.

Разум, выспаться дай телу и решенья
Принимай по мере фактов осмысленья!

Новая жизнь

Я вновь рождён. Как это странно!
Меня здесь не было недавно.
Вновь телом древний дух пленён
И странным знанием наделён,
О том, что раньше был свободным,
Счастливым духом беззаботным,
Но погрузился в этот сон.
Красив он, страшен и смешон
Сей иллюзорный мир страданий –
Продукт испачканных сознаний
Людей, в плен тела погружённых
И меж собою разделённых
Неведенья густым туманом
И занятых самообманом.
Но тело не тюрьма, а дом
И точно знаю я о том,
Что должен этот дом стать храмом
И в этом мире странном самом
Я вновь свободу обрету,
Осуществлю свою мечту
О единении с собою
И сам себе себя открою.