Войти | Зарегистрироваться

Все записи с меткой:

мысленно-письменно


Небо матом кроют

Люди матом небо кроют,
Языком во рту вертя.
Делать этого не стоит,
Даже молча и шутя.

Разве небо виновато:
В лени, в глупости людской,
В том, что людям вечно надо
Разных штучек целый рой?

Разве люди кредиторы –
Небо по Плутон в долгу?
Нет! Тогда за что укоры
И проклятья, как врагу?

Мысли шустрые летают

Мысли шустрые витают
Словно пчёлы в ноосфере
Над сознанием цветущим,
Пранокрыльями махают,
То, что беспробудно верит
На зло фактусам живущим,
За семь метров облетают.
И мозг каждый в разной мере,
Залетая, опыляют.

Покопо`шится в сознаньи
Мысль немного и в другое
Направляется мышленье,
Размножается звучаньем
И сознание живое
Орошает озареньем,
Обрастает в нас сияньем,
Дух и тело беспокоит
То рыданием, то пеньем.

Наших мыслей не бывает.
Мысли сами же свои же.
Голова их не присвоит.
В ноосфере мысль летает,
Выбирает себе крыши
И под ними гнёзда строит.

Но сознанье не рабыня
Шустрых мыслей, а обитель
И оно их или примет
Как родимых иль отринет,
А бывает мысль – вредитель
Рядом с мыслями родными

Обитая, крышу сверлит,
Разум, делая дырявым,
Дух и тело разоряет.
Мудрый мыслей не приемлет
Вредоносную ораву,
Их в сознанье не пускает.

Он их сам же сортирует,
Оставляя лишь умнейших.
Остальные улетают.
Мудрый мысли не балует.
Пусть в мозгу их будет меньше,
Но сознанье опыляют,

Чтоб симпотными плодами
Во всех сферах наполнялась
Жизнь в процессе бесконечном
И прекрасными садами
По вселенной разрасталась,
Шевелилась в танце вечном.

Псевдоисследователю

Не лезь с линейкой людям в души
И убери от них весы!
Подход научный здесь не нужен.
Ни мегабайты, ни часы

Любовь и совесть не измерят.
В амперах дружбу не сочтёшь.
Насколько сильно души верят,
Ты, в цифры не переведёшь.

Гормоны чувства не заменят.
Мы не природные станки.
Твоих усилий не оценят.
Они от жизни далеки.

Не лазь по душам с микроскопом,
Микрочастицы не ищи!
В котёл сознания всё скопом
Не сыпь, как овощи во щи!

В микронах, градусах и граммах,
Ты, сущности не измеряй!
Ни в электронах, ни в стаканах.
Душою души изучай!

Гордыня

Жизнь есть абсолютная, вечная ценность,
Которую, нет с чем сравнить.
Захочешь в деньгах оценить,
Получится чек на одну бесконечность.

Но жизни дороже гордыня бывает.
Её невозможно купить,
Но вечно придется платить
Любому, пока ею он обладает.

Храм сознания

Давайте строить храмы в ноосфере,
Из добрых слов в сознании людей,
А стены устанавливать на вере
И чтобы в храмах не было теней,
Из света разума в них делать купола!

Наполним мы любовью храмы эти
Чистейшей, настоящей и живой.
За этот мир, поэты, мы в ответе.
Мы отвечаем за него душой.
Нам муза наша власть огромную дала.

Мы наполняем мир не просто звуком.
Мы образы в сознании творим.
И радостям и самым страшным мукам
Стихами воплощаться в жизнь велим.
Ведь рифмы наши превращаются в дела.

Рассуждалка

Завтра медленно с востока наступает,
Не спеша, плывёт на запад ночь
И сегодня оседает во вчера,
А тревога, словно туча пролетает.
Ветр надежды гонит её прочь.
Бесконечно бесполезная игра.

Хочется, чтоб поскорей утрело.
Разум в завтра, не созрев, спешит,
Истязает – напрягает тело,
Образы тасует и крошит.

Переваривает мысли беспокойно.
Хватит! Закипели! Всё уже! Довольно!

Этот разум – это кислый плод зелёный,
Что наземь торопится упасть
И познанья древом прорости,
Слепо в незнакомку – логику влюблённый
И свою не сознающий страсть,
Вечно организм старается пасти.

Мудрый разум действует иначе,
Выбирает понадёжней путь:
Ставит телу и себе задачи
И даёт обоим отдохнуть.

Будь разумней, милый разум и мудрее
И к себе и к организму будь добрее!

Когда надо мир утреет и дневеет.
Безпонтово время торопить.
В мраке мысли недозревшие кислят.
Солнца факту дай! Пускай созреет.
Нечего зелёный теребить.
Дико он уже изношен и помят.

Обращайся с фактом аккуратно:
Выслушай, потрогай, осмотри,
Обработай, положи обратно!
Отдохнуть дай мозгу до зари.

Разум, выспаться дай телу и решенья
Принимай по мере фактов осмысленья!

Работа разума

Скучает разум одинокий
Среди безмысленной толпы.
Он гибкий, острый и глубокий.
Идеи варит, как грибы.

Но в одиночку не способен
Ни развиваться ни творить.
Складской детали он подобен.
Пылиться может, но не жить.

И только, средь себе подобных,
Как мысленных процессов часть,
Он из продуктов превосходных
Узор способен вкусный прясть.

Рифма

На слова рассыпались образы.
На буквы распались мысли.
Не слыхать интуиции голоса.
Свежих чувств больше нет – прокисли.

Рифмы лишь на бумагу валятся.
Бесконечная фраз очередь.
На них совесть критично пялится.
Трое суток не спать может ведь.

А душа на страницу просится.
Ей себя проявить не терпится.
Развернуться поярче хочется.
Но в стихах даже смысл не светится.

Бесполезны язык и поэзия
В выражении чистой истины.
Нет душевного равновесия.
Дикий хаос мысленно-письменный.

Радость

Ах, какая это радость,
Люди, люди, боже мой!
Ах, какая это радость,
Что я всё-таки живой!

Ах, какое наслаждение,
Что я двигаюсь, дышу,
Ах, какое наслаждение,
Что спокойно я лежу!

Ах, какая это радость,
По родной земле ходить,
Ах, какая это радость,
Видеть, слышать и любить!

Ах, какое наслаждение,
Думать, чувствовать, писать,
Ах, какое наслаждение,
Самому потом читать!

Мастер

Один китаец мудрый говорил,
Что нам начальство послано всевышним
За очень, очень страшные грехи,
Что мы свершали в наших прошлых жизнях.

Но я не верю, что мы так грешны.
Обычные нормальные ж все люди.
Послал Господь начальника — кретина.
Как мы теперь выкручиваться будем?

Он, вроде, не маньяк — в своём уме,
Но ум его какой-то не далёкий.
А дураки опять растут в цене,
Они опять важнее, чем пророки.

Притча

Ехал странник на коне
По разграбленной стране,
Впереди увидел хату
Этак сносную вполне.

Было в ней четыре стенки,
Печь была и даже дверь.
Была сверху даже крыша
Из соломы, верь не верь.

В доме том одна старушка
Очень древняя жила
И древнее чем избушка
Эта бабушка была.

Тихим голосом молилась
О здоровии царя,
Чтобы жизнь его продлилась.
Страннику казалось зря.

Слез с коня он, поклонился
И сказал старушке, что
Он бы точно не молился
За тирана ни за что.

— «Эка сволочь, ишь какая,
До чего довёл народ,
Ведь повысил он налоги
В десять раз за этот год!»

И ответила бабуля: — «Когда была молодой,
Смерти я царю желала,
Мне казалось, он плохой.

Долго ль, скоро ль, но он помер.
Воцарился здесь другой.
Был он прежнего страшнее.
Мне казалось, царь плохой.

Смерти я царям желала
Много, много долгих лет,
Пока плохо так не стало,
Как ещё не видел свет.

И теперь боюсь я странник,
Что и этот царь помрёт,
Что наш следующий начальник
Всех нас со свету сживёт»

Пытка

Страшнее пытки нет, душевной муки.
Сильнее чем огонь жжёт боль разлуки,
Когда нет рядом близких никого,
Когда уже не хочешь ничего,
Когда и белый свет тебе не мил
И просто жить, уж больше нету сил…

Страшнее пытки нет, душевной муки.
Сильнее чем огонь… вот опустились руки
И настроенья нет, лишь безысходность, тьма.
Не голова болит, болит душа сама.

Бухарик

Бредёт бухарик одиноко.
Туман в сознании голубой.
Его мышление убого –
Не дружит тело с головой.

Сбылось желанье идиота –
В крови бушует алкоголь.
На сапогах засохла рвота.
От личности остался ноль.

И он идёт – бредёт шатаясь.
Не знает сам: куда, зачем,
То, падая, то поднимаясь.
Он кем-то был, а стал ничем.

Они глаза закрыли

Им опостылел свет
Голубовато-серый.
Они глаза закрыли.
У них нет больше веры.
Они не верят больше,
Что солнышко взойдёт,
Они уже не верят
В то что весна придет.
Зима их захлестнула,
Заполнила их души.
Они глаза закрыли,
Им больше свет не нужен.

Но вот весна шагает,
Она всё ближе, ближе…
Они в весну не верят,
Они кричат: — «Не вижу!"
И лето наступило.
О том сказали им.
Они орали: — «Врёте,
Не верим мы другим.
Мы солнышка не видим,
Друг другу доверяем,
Зима ещё по всюду,
Мы мерзнем и страдаем"
Вот осень прискакала.
Они заткнули уши:-
«Ведь мы всё знаем сами.
Чужой совет не нужен»

И вот зима нагрянула.
Они глаза открыли.
Их вихри белоснежные
Так сильно огорчили,
Что долго они плакали,
Лишь поглядев на это,
Рыдали и стенали:-
«Когда ж наступит лето?!»

Не знаю

Нельзя знать всё о том, чего не существует.
Нельзя узнать всё то, чего в природе нет.
Вся мудрость мира – бред, а хаос торжествует.
На все вопросы есть всего один ответ:
«Не знаю ничего, что было и что будет
И не могу узнать, что есть». Но что с того,
Что жить в неведении, обречены все люди,
Невежества не видя своего?
Мне кажется, так даже интересней.
Мир выглядит загадочней, чудесней.
Пусть я не знаю, но люблю его.